БРАТЬЯ ЖИБУРТОВИЧИ - ХОККЕЙНЫЕ СУДЬБЫ И НЕ ТОЛЬКО

БРАТЬЯ ЖИБУРТОВИЧИ — ХОККЕЙНЫЕ СУДЬБЫ И НЕ ТОЛЬКО

Хочу рассказать посетителям моего блога о четырёх братьях, уроженцах нашего города Самара, трое из которых стали, как говорят сейчас, профессиональными хоккеистами, тренерами по хоккею.

Двое из них связали свою жизнь со столицей нашей страны — Москвой, а один — с Куйбышевым (Самарой).

На фото: Братья Жибуртовичи. Слева — направо: Николай, Юрий, Павел и Лев.

ИСТОРИЯ ФАМИЛИИ ЖИБУРТОВИЧ

Фамилия этих братьев — Жибуртовичи. Но обо всём по-порядку. Настоящая же их фамилия была Жибурт-Жибуртович. Предки Жибурт-Жибуртовичей были известны среди первых французских колонистов города Одесса. На самом деле, корень у фамилии — французский (Zhibur). Уже через поколение «французы» полностью обрусели. В каждой семье обязательно рождался мальчик — оттого корень фамилии и сохранился три века спустя. Видоизменялась фамилия трижды: сначала Жибурт, потом Жибурт-Жибуртович Все предки были дворянами и не удержались от моды на двойную фамилию. Наконец, в начале ХХ века — уже Жибуртович.

Отца братьев звали Николай Арсентьевич Жибуртович. Во время I-й мировой войны он воевал на фронте. Был офицером царской армии. Стал трижды Георгиевским Кавалером. Был ранен. После войны демобилизовался и приехал в город Самара. Во время увольнения полковой писарь сократил его фамилию из Жибурт-Жибуртовича до Жибуртовича и с тех пор её носят все его потомки. Николай Арсентьевич Жибуртович поселился возле стадиона «Спартак» (впоследствии «Буревестник»). Работал он бухгалтером. Жену Николая Арсентьевича звали Соня. Соня в 1914 году закончила самарский Лицей и была прекрасно начитанной интеллектуалкой в ту эпоху, когда образование для женщин являлось исключением. Она дожила до 1976 года.

Сам Николай Арсентьевич, как бывший офицер царской армии, оставшийся служить новой власти, без суда и следствия пострадал от сталинских репрессий 1937 года — лагеря и расстрел.

В Самаре у Жибуртовичей родились четыре сына.

Старшим был — Николай (5 мая 1919 года рождения),

потом появился Юрий (5 мая 1921 года рождения),

потом Павел (8 сентября 1925 года рождения)

и Лев (6 апреля 1927 года рождения).

Что интересно — Николай и Юрий родились в один день — 5 мая, с разницей в два года.

НИКОЛАЙ ЖИБУРТОВИЧ

Обо всех братьях по-порядку.

Старший Николай Николаевич Жибуртович (05.05.1919) учился в Куйбышевском инженерно-строительном институте. Но началась Великая Отечественная война и в 1941 году Николай Жибуртович ушёл на фронт. Он командовал артиллерийским расчетом. Был награждён орденами и медалями. Николай был тяжело ранен в 1942 году в боях в районе города Старая Русса, попал в плен, был в концлагере. В 1945 г. его освободили американцы и он вернулся домой в Куйбышев. Побывавших в плену не жаловали, считали трусами и предателями. Хорошо ещё, что Николая не репрессировали. Обошлось. Но лишили всех военных наград. Николай окончил строительный институт. Позже работал на различных ответственных строительных должностях. Со временем, после 1953-го года, смерти Сталина, его реабилитировали и вернули все военные награды.

Документ советского военнопленного Жибуртовича Николая Николаевича.

Надо отметить, что Жибуртович Николай Николаевич проработал 20 лет директором самого крупного в городе и регионе проектного института «Гражданпроект».

Жилой дом по ул. Молодогвардейская, 207-215, известного как «Шанхай». г. Самара.

Из известных объектов он спроектировал здание «Шанхай» на ул. Молодогвардейской, напротив старого Дворца спорта. «Шанхай» — так в народе прозвали дома №№207А, 209, 211, 213 и 215 на улице Молодогвардейской. Немного остановлюсь на этом доме. Дом начали проектировать в 1968 году архитекторы Борис Блохин и Ваган Каркарьян под руководством Жибуртовича Н. Н. Построили его только к 1976 году. Авторы спроектировали «идеальный дом» — жилкомбинат, когда человек может, по сути, никуда не выходить за пределы двора. Здесь расположены собственный сквер, детский сад, спортивная площадка, продуктовый и вещевой магазины, аптека и почта. В этот же ансамбль входят Ледовый дворец спорта и цирк. Дом предназначался для номенклатуры. Его заселяли прежде всего городской элитой — людьми, которые занимают руководящие посты. Несмотря на то, что «Шанхай» уже давно перестал носить звание самого престижного дома в городе, он остается на хорошем счету. В подъездах чисто — никаких посторонних запахов и мусора. Главным преимуществом жильцы дома называют сквер под окнами. Дом уютный. Только квартиры маленькие. Кухни большие, а жилые комнаты — нет. Те, кто живет в «Шанхае», уверены, что живут в самом лучшем доме. Когда-то это действительно было так. Это был очень престижный дом.

Для интереса: Однокомнатная квартира общей площадью 32 кв. метра стоит около 3 млн рублей. Двухкомнатная (47 кв. метров) — 4 млн рублей, а трехкомнатная (56 кв. метров) — около 4,5 — 5 млн рублей. Плата за коммунальные услуги семьи из трех человек составит приблизительно 4,5 тысячи за квартиру в 50 кв. метров.

Сквер перед жилым домом «Шанхай». г. Самара.

Вместе с архитектором Игорем Вощининым, Николай Жибуртович являлся одним из авторов проекта Парк Гагарина в 1974 году. «Фишкой» этого проекта являлось то, что территория парка не огорожена забором. Парк Гагарина «родился» 9 июля 1976 года.

На месте парка имени Юрия Гагарина в 30-40-е годы прошлого века была городская окраина, где стояли дачи НКВД. Сюда ночами свозили и хоронили в братских могилах расстрелянных “врагов народа”. Чтобы человеческие останки не были найдены, над могилами сажали дубы. Сейчас в парке дубовая роща из 100 деревьев. На месте девяти братских могил, где захоронено более 3000 человек, стоит памятник жертвам сталинских репрессий.

Вход в парк им. Юрия Гагарина. г. Самара.

Зеленый островок, парк культуры и отдыха имени Юрия Гагарина — одно из самых популярных мест в Самаре. Прямо в центре города можно погулять в дубовой роще, покататься на лодках по пруду, осмотреть окрестности на колесе обозрения. Здесь белок кормят с руки, а захочется перекусить самим — есть кафе, где посетителям предлагают блюда восточной и кавказской кухни, бесплатный Wi-Fi и зону развлечения для малышей.

Для любителей активного отдыха в парке работают пункты проката велосипедов и роликов, можно покататься на лошадях.

Парк занимает 34 гектара и считается довольно молодым: его открыли в 1976 году.

Парк им. Юрия Гагарина вечером. г. Самара.

Николай Николаевич Жибуртович скончался в Самаре в 2001 году.

Николай Жибуртович в центре с супругой Галиной. Слева — брат Павел. Справа — Лев.

Сын Николая Жибуртовича — Юрий Николаевич Жибуртович. Он был назван Юрием в честь погибшего в авиакатастрофе брата. Юрий Николаевич тоже стал архитектором-строителем и занимал посты главного архитектора Октябрьского района г. Куйбышева, главного инженера института «Волгогипрозем».

Все братья начали заниматься спортом на стадионе «Спартак» (больше известного как «Буревестник»), рядом с которым жили. Особо им удавалось хорошо играть в хоккей с мячом. Хоккея с шайбой тогда еще в СССР не было. Трое впоследствии стали известными хоккеистами. Это Юрий, Павел и Лев. Лишь Николай не пошёл по спортивной линии. О нём я уже рассказал.

ЮРИЙ ЖИБУРТОВИЧ

Юрий Николаевич Жибуртович (05.05.1921) в 1935 году возрасте 14 лет вошёл в состав юношеской команды «Спартак» (Куйбышев) по хоккею с мячом, в том же году в эту же команду попал и его десятилетний брат Павел. С 1938 года — во взрослой команде и играл вплоть до 1939 года. В 1939 году Юрий был призван в армию в Москву, попал в роту обслуживания одного из московских военных училищ. Затем Юрий поступил в это училище и Виктор Эдуардович Василькевич привлек его к большому спорту

В 1939 году поступил одновременно в команды ПВО и ЦДКА. В 1939-1942 гг. играл в ЦДКА и ПВО МВО, в 1943-1945 гг. в команде Московского авиатехнического училища в хоккей с мячом. В 1945-1950 гг. в ВВС (с 1946 г. — хоккей с шайбой).

С 1945 года играл в команде ВВС, а в 1946 году дебютировал в чемпионате по хоккею с шайбой. В 1945 году стал финалистом Кубка СССР по хоккею с мячом, а в 1949 году стал вторым призёром чемпионата СССР по хоккею с шайбой. Провёл 50 матчей за команду ВВС по хоккею с шайбой и забил 22 шайбы.

Играл в составе сборной Москвы по хоккею с шайбой.

Как игрок был левым крайним нападающим. Отличался быстротой и стремительностью, в результате чего ориентировался в сложных игровых ситуациях и наносил всегда хлёсткие точные броски по воротам.

Вот как выглядит его спортивные показатели игры в хоккей с шайбой за команду ВВС:

1. Сезон 1946/47 — 5 игр (0 голов).

2. Сезон 1947/48 — 18 (9).

3. Сезон 1948/49 — 18 (9).

Трагически погиб 7 января 1950 года в Свердловске в результате авиакатастрофы вместе со всей хоккейной командой ВВС (12 игроков, тренер и 6 членов экипажа). Похоронен на Кольцовском кладбище.

Памятник на могиле команды ВВС. У Жибуртовича Ю. ошибочно неправильно указано отчество.
Памятник на могиле команды ВВС. У Жибуртовича Ю. ошибочно неправильно указано отчество. У врача команды Гальперина неправильно указана фамилия — Альперин.

4. В сезоне 1949/50 до своей гибели успел провести 9 игр и забить 4 гола.

Юрий Жибуртович был одним из пионеров развития хоккея с шайбой в стране.

В 1950 году Юрий Жибуртович имел звание капитана и учился на третьем курсе Военно-воздушной академии имени Жуковского. В свои 29 лет он говорил, что играет последний сезон. Как оказалось, на самом деле последний…

ПАВЕЛ ЖИБУРТОВИЧ

Павел Жибуртович (08.09.1925). Хоккеем с мячом начал заниматься вместе со своими братьями на стадионе «Спарак» («Буревестник») в Куйбышеве, т.к. они жили неподалёку от этого стадиона. В возрасте 10 лет, в 1935 году Павел вместе с братом Юрием вошёл в юношескую команду «Спартак» (Куйбышев).

Павел Жибуртович

В 1949 году Павел служил старшиной подразделения ПВО в Ярославле. Он приезжал в Москву навестить брата Юрия. Они провели вместе немного времени, покатались на катке, поиграли минут пятнадцать в хоккей с шайбой. Свидетелями этой игры были Виноградов и Шувалов — известные хоккеисты.

Александр Виноградов
Александр Виноградов

Им понравилась манера игры Павла.Виктор

Виктор Шувалов
Виктор Шувалов

Теперь надо рассказать о турнирной ситуации в чемпионате СССР сезона 1949/50 к началу января 1950-го года. Для команды ВВС она складывалась не совсем хорошо. ВВС шли на первом месте, но после проигрыша команде «Динамо» (Москва), сравнялись с командой ЦДКА. Василий Сталин, командующий ВВС Московского военного округа, и под чьим руководством находилась хоккейная команда ВВС, делал все, чтобы летчики впервые стали чемпионами СССР.

Василий Сталин
Василий Сталин

Из армейской команды ЦДКА в ВВС сразу после Нового года был переведен лучший нападающий страны Всеволод Бобров. Игра против челябинского «Дзержинца» должна была стать дебютом Боброва в новом коллективе. Одной из причин того, что команда полетела в Челябинск самолетом, считалась необходимость для Боброва сыграться с новыми партнерами.

Всеволод Бобров
Всеволод Бобров

Обычно в те времена и футболисты, и хоккеисты добирались на игры поездом. Однако Василий Сталин, как говорят, «используя служебное положение», отправлял своих любимцев самолетами, находившимися в составе ВВС МВО. Правда, тот роковой рейс, как вспоминали ветераны хоккея, не должен был состояться вообще.

Хоккеисты команды ВВС должны были ехать поездом с Казанского вокзала. Но играющий тренер Борис Бочарников, понимавший, что трое суток в поезде могут сказаться на спортивной форме коллектива, буквально упросил генерал-лейтенанта Сталина предоставить самолет, чтобы, вылетев в шесть утра 7 января, к вечеру быть в Челябинске и два-три дня потренироваться.

Теперь пришло время рассказать о самой авиакатастрофе 7 января 1950-го года с хоккейной командой ВВС на борту, где оказался и наш герой повествования Юрий Жибуртович.

Самолёт взлетел с Центрального аэродрома, располагавшегося за Ленинградском шоссе. Но уже во время посадки в Казани стало ясно, что метеоусловия в Челябинске тяжелые. Урал был практически закрыт для авиации. Но Борис Бочарников, только-только ставший тренером команды (играющим), хотел добраться в пункт назначения как можно быстрее. Кинулся звонить Василию Сталину. Тот после долгих уговоров дал добро на роковой полет. Снег и ветер усиливались, и о том, чтобы лететь в Челябинск, не было и речи. Рейс С-47 получил приказ садиться в Свердловске. Погода и там была неважная. Четыре раза летчики пытались зайти на посадку, но каждый раз неудачно. Пятый заход стал роковым…

Расследование катастрофы поручили Ф.Ф. Прокопенко, служившему в управлении боевой подготовки Московского военного округа. По мнению Прокопенко, катастрофа произошла из-за целого ряда неблагоприятных факторов.

Во-первых, сказались сложные метеоусловия в районе Среднего Урала, из-за чего ряд аэродромов закрыли и все самолеты направлялись на аэродром Кольцово. Но и здесь погода была на пределе метеоминимума.

Во-вторых, в полной мере проявились негативные последствия ведомственного подхода: местные диспетчеры заводили на посадку в первую очередь «свои», пассажирские самолеты. Чтобы военный Ли-2 не создавал помех этим «бортам», его отправили в зону ожидания, на верхние эшелоны. Ожидание длилось довольно долго; за это время стемнело, сохранялась интенсивная болтанка, на борту пассажиры стали проявлять беспокойство, да и экипаж занервничал. Хоккеисты сбились в хвост, что для такого небольшого самолета создавало определенные проблемы в пилотировании.

К тому же в нескольких километрах от аэродрома Кольцово находилась другая, плохо оборудованная полоса аэродрома Арамиль, имевшая свой радиопривод с частотами, близкими к частотам аэродрома Кольцово, и с близким курсом захода на посадку. На него-то ошибочно и настроился штурман Ли-2. Майор Зотов, опытный летчик, проходя этот привод, посадочную полосу не обнаружил; ушел на второй круг. Вновь снизившись, включил прожектор, который в условиях интенсивного снегопада создал «экран», похожий на светящуюся стену. Это и стало последним, роковым обстоятельством.

По официальной версии, «Дуглас» разбился потому, что был дезориентирован сигналами приводной радиостанции с находившегося рядом военного аэродрома «Арамиль». Радиостанции двух аэропортов по халатности работали на одних и тех же частотах, в результате чего экипаж в конце концов потерял ориентировку в пространстве (визуально садиться было невозможно из-за сильного снега), и самолет рухнул на землю. Из 13 членов команды ВВС и 6 летчиков не выжил никто.

На месте катастрофы нашли искореженную груду металла, а также несколько пар хоккейных коньков с чудовищно изогнутыми лезвиями. По сломанному пополам серебряному рублю 20-х годов опознали врача команды Гальперина. Он всегда носил с собой этот талисман, который, увы, не спас его от смерти. В одном из кусков самолетной обшивки сохранилась колода игральных карт: Борис Бочарников — завзятый преферансист.

Обелиск на могиле команды ВВС.

Юрий Жибуртович жил в одном из домов за стадионом «Динамо», неподалеку от Центрального аэродрома, располагавшегося на Ленинградском шоссе, откуда должен был взлететь самолет с командой ВВС. И тем не менее Юрий явно запаздывал к вылету – такое, впрочем, с ним случалось весьма часто, это знали все, его даже звали «капушником». Чтобы поспеть на самолет, Жибуртович изо всех сил припустил бегом через Петровский парк и на сей раз хотя и взмыленный, но прибыл вовремя.

Всеволод Бобров
Всеволод Бобров

Самое известное «спасение» — это судьба Всеволода Боброва, в те времена лучшего хоккеиста и футболиста СССР. Одни говорили, что он с кем-то выпивал и поэтому опоздал к самолёту, Другие, в том числе и наш выдающийся тренер Анатолий Владимирович Тарасов рассказывали и писали о том, что он якобы даже успел добраться до аэродрома и бежал за самолетом, но его не заметили. Третьи считали, что Бобров вообще собирался ехать поездом и прибыть прямо к игре. Сам же Всеволод Михайлович писал о том, что его подвел будильник, поставленный на 4 часа утра (самолет улетал в 6).

Всеволод Михайлович Бобров в своих мемуарах, названных «Капитан олимпийских команд», свидетельствует: «То, о чем я сейчас собираюсь рассказать, для меня настолько странно и необычно, а события настолько тягостны, что, когда я об этом вспоминаю, то, что произошло много лет назад, стоит перед моими глазами настолько отчетливо и живо, будто это было несколько дней назад.

Перед самым Новым годом подписан приказ о моем переводе в ВВС МВО. Новый коллектив, новые товарищи, среди которых много выдающихся хоккеистов, — все это интересно, но с особенным интересом я ждал первых игр в новом коллективе. Через несколько дней после Нового года я вместе со своей командой должен вылететь на Урал, в Свердловск и Челябинск: там предстояли очередные игры на первенство СССР по хоккею.

Вылет был назначен на 6 часов утра 7 января. Как сейчас помню, придя домой, я завел будильник, поставив его на 4 часа утра. И еще, кроме того, сказал своему младшему брату Борису, чтобы он, услышав звон будильника, разбудил меня. Но, проснувшись в 7-м часу утра, я увидел, что будильник остановился еще ночью, а братишка сладко спит. Проспал! А ребята, наверное, улетели. Что же теперь делать? И как бы в ответ на это кто-то отчаянно стал звонить в квартиру. Это был администратор хоккейной команды Н.А. Кольчугин. «Михалыч, спишь?» — спросил он.

«Проспал, Николай Александрович, — ответил я. — Как теперь быть-то?»

«Ну что ж делать? Поедем вечером поездом. Ты уж будь дома, а я побегу за билетами! С вокзала позвоню тебе».

«Да, подумал я, нехорошо получилось, и с будильником что-то стряслось».

Борис Михайлович Бобров, родной брат именитого спортсмена, добавляет к этому описанию следующее: «Всеволод пришел домой примерно в десять часов вечера, и около одиннадцати мы улеглись. Наши кровати стояли рядом, а в головах — тумбочка с будильником. Будильник старый, проверенный и надежный, никогда раньше не отказывал. Всеволод его завел и передал мне, а я, хорошо помню, когда ставил его на прикроватную тумбу, еще раз на него взглянул и приложил к уху — на всякий случай, по привычке. Все в порядке! Почему он остановился ночью и не зазвонил — одному Богу известно!»

Вечером того же дня Бобров и Кольчугин благополучно сели в поезд и выехали в Челябинск. Когда поезд стоял в Куйбышеве, по вокзальному радио объявили: «Майора Боброва просят немедленно зайти в военную комендатуру». Там, в комендатуре, Всеволоду и сообщили о гибели команды ВВС в авиационной катастрофе.

Справедливости ради, стоит сказать, что данный рассказ, все же, может быть оправдательным, так как если бы выяснилось что либо другое, то могли бы быть и… плохие последствия. Ведь, например, Олег Маркович Белаковский — спортивный врач, друг Всеволода Боброва, рассказывал: «Женщина спасла его. Василий Сталин, всесильный сын вождя, искал же его тогда по всей Москве, а он был с женщиной у нее на квартире».

Вечером того же дня человеком, который не попал в разбившийся С-47, был один из самых известных советских тренеров, а в то время 19-летний хоккеист и футболист ВВС Виктор Васильевич Тихонов. Его просто не взяли в поездку — до основного состава ещё не дорос.

В 1950 году о гибели хоккеистов и экипажа было известно немногим. Тогда такие катастрофы тщательно засекречивались. Даже матч «Дзержинец» — ВВС не был отменен, хотя играла (и выиграла) уже другая команда. Скрывали детали катастрофы до конца шестидесятых годов. Именно тогда появились первые материалы на эту тему и был опубликован полный список погибших. А в январе 1950 года, через пару недель после 70-летия генералиссимуса Сталина, омрачать народные торжества сочли невозможным. Никаких официальных сообщений не было. Команда ВВС продолжала играть, причем в ее состав были включены игроки, фамилии которых были привычны слуху болельщиков. В те времена дикторы объявляли составы команд без упоминания имен. Место погибшего Юрия Жибуртовича занял…. его брат Павел.

Виноградов и Шувалов после авиакатастрофы тут же вспомнили о младшем брате погибшего Юрия Жибуртовича. Павла Жибуртовича срочной телеграммой отозвали в распоряжение команды ВВС.

Считается, что по совету Виноградова и Шувалова, которые присутствовали на совместной тренировке братьев в Москве в 1949 году, после авиакатастрофы срочной телеграммой Павла Николаевича Жибуртовича отозвали в распоряжение команды ВВС. И свой первый матч Павел сыграл, когда… труп его родного брата еще не был захоронен….

Виктор Шувалов
Виктор Шувалов

Из воспоминаний легендарного хоккеиста Виктора Шувалова: «Мы из Челябинска поехали в Свердловск, где нас повели в ангар. Там лежали искореженные тела ребят. Смотреть на это было невозможно. Но мы смотрели. Потом играли. А после игры хоронили….»

Хоронили погибших торжественно, с подобающими воинскими почестями и салютом. Над братской могилой воздвигли обелиск. Каждый раз, когда Всеволод Бобров приезжал в Свердловск, он первым делом отправлялся на кладбище около Кольцовского аэропорта, умудряясь даже в зимнюю стужу доставать где-то живые цветы.

Похороны команды ВВС.  Третий справа, в кепке, Всеволод Бобров.
Похороны команды ВВС. Третий справа, в кепке, Всеволод Бобров.
Могила команды ВВС.

Шувалова с самолета снял лично сын Сталина.

В советское время было не принято сообщать информацию о катастрофах, авариях, стихийных бедствиях и прочих бедах. Вот и факт гибели популярной хоккейной дружины было решено скрыть за завесой молчания.

Долгое время в отчетах о матчах команды новых игроков старались не упоминать, а в радиорепортажах называли фамилии тех, кто на тот роковой рейс не попал, и продолжали выступать: Боброва, Шувалова и Виноградова. Фамилию Жибуртовича также упоминали, не поясняя, что это Павел, а не Юрий. В результате многие болельщики долгое время ни о чем и не догадывались.

Павел Жибуртович

В команду ВВС вернулись Арик Чаплинский, Александр Стриганов, Александр Афонькин, пригласили и некоторых новичков. Вместе с Виноградовым и Шуваловым их посадили в поезд и отправили в Челябинск, где во что бы то ни стало предстояло провести игру. Она была незабываемой. В Челябинске знали о катастрофе. Переполненные трибуны горячо болели не за хозяев поля, а за гостей — команду ВВС. Все понимали, что летчики играют не только за себя, но и за погибших товарищей. Всеволод Бобров в том матче играл виртуозно, и, к всеобщему ликованию, команда ВВС победила со счетом 8:3.

Поскольку диктор, объявляя составы команд, называл только фамилии — без имен, а половина фамилий оказалась болельщикам знакомой по привычному составу ВВС, то многие в тот день решили, что катастрофа в Свердловске — всего лишь слухи. Но когда объявили, что новым играющим тренером команды ВВС назначен Всеволод Бобров, все прояснилось окончательно. Тот сезон летчики доигрывали всего лишь двумя пятерками хоккеистов, и команде Всеволода Боброва не хватило всего лишь одного очка, чтобы стать бронзовым призером чемпионата.

Между тем Павел Жибуртович, оказался прилежным учеником, несмотря на то, что на момент прихода в ВВС ему было уже 24 года, а хоккейную клюшку он держал в руках лишь второй раз в жизни. Тем не менее, он постоянно прогрессировал и потихоньку превратился в одного из лучших защитников страны.

Павел Жибуртович впервые принял участие в матчах за первенство СССР. Незаурядного и трудолюбивого спортсмена сразу отметили специалисты. С этого времени Павел Жибуртович стал профессиональным хоккеистом, надеждой и гордостью Советского Союза.

Павел Жибуртович
Павел Жибуртович

Основной особенностью Павла Жибуртовича была его неудержимость и самоотверженность на льду. Точность передача и мощность броска, позволяли переигрывать самых мастеровитых соперников. Жибуртович отличался высокой скоростью и надежностью. В нем прекрасно сочетались амплуа защитника и нападающего, высокая скорость, характерная скорее для нападающего, и надежность защитника, поэтому долгое время мировые специалисты никак не могли определиться с его амплуа. Выделялся осмысленностью своих действий, тонким расчетом.

В любой игровой ситуации действовал предельно осмотрительно и дисциплинированно. Одним из первых советских защитников стал регулярно применять ловлю шайбы на себя или как говорили в то время: «применять ловлю шайбы на корпус». Пройти Павла Жибуртовича, по свидетельствам игравших против него, было невероятно сложно. Никаких ярких движений он не делал, но шайбу с чужих крюков снимал регулярно: вроде только что оппонент ее контролировал, а вот уже бежит вхолостую.

Сезон 1951/52. Игровой момент: слева-направо: Иван Трегубов, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович. Вратарь – Николай Пучков.
Сезон 1951/52. Игровой момент: слева-направо: Иван Трегубов, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович. Вратарь – Николай Пучков.

В 1953 году после расформирования ВВС защитник перешел в ЦДСА. И к моменту дебюта в национальной команде на чемпионате мира имел твердое место в ее составе. Игру Жибуртович начинал в первой паре с Виноградовым или Сидоренковым.

Итак, за свою игровую карьеру Павел Жибуртович играл в хоккей с мячом за команды «Спартак» (Куйбышев)-молодёжная 1939-1943, ПВО МВО — 1944-1946, «Спартак» (Подольск) — 1947, в «Торпедо» (Ярославль) — 1948-1949.

В 1950 году стал играть в хоккей с шайбой. В 1950-1953 — в ВВС, 1953-1955 — в ЦДСА, 1955-1962 — в «Динамо» (Москва). В чемпионатах СССР сыграл 261 игру, забил 29 голов (в «Динамо» (Москва) — 181 матч, 18 голов; в ВВС — 52 матча, 8 голов; в ЦДСА — 28 матчей, 3 гола).

— Играть я начал в Куйбышеве, затем попал в знаменитый клуб Василия Сталина ВВС, потом в ЦДСА, и, тем не менее, считаю себя динамовцем, — вспоминал Павел Николаевич.

Личные достижения Павла Жибуртовича.

Достижения на клубном уровне:

Чемпион СССР 1951, 1952, 1953

Второй призер чемпионата СССР 1954, 1959, 1960, 1962

Третий призер чемпионата СССР 1956, 1957, 1958

Обладатель Кубка СССР 1952, 1954

Финалист Кубка СССР 1956

Достижения на уровне сборной:

Чемпион мира 1954

Второй призер чемпионата мира 1955, 1957

В сборной СССР на чемпионатах мира провёл 12 игр.

Товарищеская встреча сборной СССР с командой Чехословакии. Справа налево: Всеволод Бобров, Николай Пучков, Григорий Мкртычан, Алексей Гурышев, Альфред Кучевский, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Николай Сологубов, Валентин Кузин, Иван Трегубов, Дмитрий Уколов, Евгений Бабич, Юрий Бычков, Александр Уваров, Юрий Крылов, Николай Хлыстов, Борис Петелин, Александр Комаров. Стадион «Динамо», 1954 год. Журнал «Огонек», фото А. Бочинина
Товарищеская встреча сборной СССР с командой Чехословакии. Справа налево: Всеволод Бобров, Николай Пучков, Григорий Мкртычан, Алексей Гурышев, Альфред Кучевский, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Николай Сологубов, Валентин Кузин, Иван Трегубов, Дмитрий Уколов, Евгений Бабич, Юрий Бычков, Александр Уваров, Юрий Крылов, Николай Хлыстов, Борис Петелин, Александр Комаров. Стадион «Динамо», 1954 год. Журнал «Огонек», фото А. Бочинина

Свой первый товарищеский матч сборная СССР по хоккею провела 11 марта 1953 года в Москве и уверенно обыграла команду Норвегии — 6:0. Весной 1953 года советская хоккейная федерация была принята в члены международной лиги хоккея (ИИХФ). И уже в январе 1954 года сборная СССР провела свой первый в истории официальный матч, победив в Тампере сборную Финляндии со счетом 8:1.

Затем был тот самый триумф в Стокгольме, после которого «канадский хоккей» окончательно стал для всего Советского Союза своим видом спорта.

По воспоминаниям очевидцев самым главным испытанием для советской сборной стал матч с родоначальниками хоккея — канадцами. «Кленовые листья» к тому времени носили звание 15-кратных чемпионов мира. Сборная СССР на протяжении всего матча демонстрировала невероятную игру с сумасшедшими комбинациями и потрясающими по красоте голами, буквально раздавив хваленых канадцев — 7:2.

Возвращение домой стало для наших хоккеистов по-настоящему триумфальным. Героев ледовых баталий знала вся страна. Вратари Николай Пучков и Григорий Мкртчян, защитники Альфред Кучевский, Дмитрий Уколов, Александр Виноградов (в будущем тренер СКА (Куйбышев), Павел Жибуртович, Генрих Сидоренков, нападающие Всеволод Бобров, Виктор Шувалов, Алексей Гурышев, Юрий Крылов, Михаил Бычков, Александр Уваров, Валентин Кузин, Евгений Бабич, Николай Хлыстов, Александр Комаров (в будущем тренер СКА (Куйбышев). По словам очевидцев, после победы в Стокгольме Союз охватила настоящая «хоккейная лихорадка». На многочисленных ледовых площадках во дворах детвора играла в «матч против канадцев.»

В московское «Динамо» Павел Жибуртович перешел в 1955 году. Семь сезонов защитник, пользовавшийся в команде огромным авторитетом, защищал бело-голубые цвета. О масштабе его таланта говорит и тот факт, что он играл в элитной лиге почти до 37 лет, хотя в те годы большинство хоккеистов заканчивали выступать в 30-летнем возрасте.

Сборная Москвы на выездном товарищеском матче по хоккею (слева направо): Всеволод Бобров, Александр Осмоловский, Алексей Гурышев, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Владимир Меньшиков, Евгений Бабич и Юрий Баулин. 1970/71 годы
Сборная Москвы на выездном товарищеском матче по хоккею (слева направо): Всеволод Бобров, Александр Осмоловский, Алексей Гурышев, Виктор Шувалов, Павел Жибуртович, Владимир Меньшиков, Евгений Бабич и Юрий Баулин. 1970/71 годы

По окончании игровой карьеры Жибуртович остался в «Динамо». С 1963 по 1985 год он работал инструктором-методистом одного из районных советов физкультуры МГС «Динамо». Есть также информация, что он служил в Управлении кадров КГБ.

Павел Жибуртович - второй справа.
Павел Жибуртович — второй справа.

Работал хоккейным судьёй на матчах чемпионатов СССР по хоккею. Мне посчастливилось наблюдать его работу в качестве судьи на матче СКА (Куйбышев) — «Торпедо» (Ярославль) — 3:2 28 февраля 1968 года.

В 2004 году был избран в Зал Славы отечественного хоккея.

Павел Николаевич Жибуртович.
Павел Николаевич Жибуртович.

Жибуртович скончался 21 февраля 2006 года в Москве и был похоронен на участке №24«Г» Хованского кладбища.

Могила Павла Жибуртовича.
Могила Павла Жибуртовича.

ЛЕВ ЖИБУРТОВИЧ

Четвёртый брат — Лев Николаевич Жибуртович родился 06 апреля 1927 года. Также по примеру старших братьев занимался хоккеем с мячом и футболом на стадионе «Спартак» (позже «Буревестник») от которого жил не так далеко.

Лев Жибуртович
Лев Жибуртович

Играл в хоккей с мячом за команду «Спартак» (Куйбышев). Позже увлёкся хоккеем с шайбой. Как игрок провёл пять сезонов в качестве защитника, причём в разных командах.

В сезоне 1948/49 Лев Жибуртович выступал за команду «Трудовые резервы» (Куйбышев), которая была заявлена для участия в первенстве РСФСР. В 3-й зоне «Трудовые резервы» заняли первое место среди трёх коллективов и добились права играть в финальном турнире в Новосибирске. Лев Жибуртович даже отметился двумя голами за «Трудовые резервы». Но в финале силы команд были не равны и «Трудовые резервы» заняли 5-е место из 5-ти команд.

В сезоне 1949/50 старший брат Юрий поспособствовал переходу Льва в московский «Спартак» — команду элитного дивизиона, в то время I-я группа класса «А». Юрий в этом сезоне играл за ВВС. После его трагической гибели в авиакатастрофе, в команду ВВС пришёл их брат Павел Жибуртович. Таким образом, так сложилось, что в сезоне 1949/50 все три брата Жибуртовичи — Юрий, Павел и Лев играли в I-й группе класса «А». Нападающий Юрий успел за ВВС до своей гибели провести 9 игр, забросил 4 шайбы. Защитник Павел провёл за ВВС 11 игр. Защитник Лев сыграл за «Спартак» 6 игр. Но, что называется «высшую» лигу Лев не потянул и вернулся в Куйбышев, где создавалась армейская команда ОДО (Куйбышев). Не путать её с командой СКА (СКВО) (Куйбышев), которая была создана в сезоне 1958/59 путём перевода команды СКВО (Оренбург), тогда город назывался Чкалов в Куйбышев. Это, как говорят сейчас, разные юридические лица.

В сезоне 1950/51 Лев Жибуртович отыграл за команду ОДО (Куйбышев). Она выступала на первенство РСФСР в 3-й зоне и заняла скромное 4-е место среди 6-ти команд. На следующий сезон армейскую команду ОДО на первенство РСФСР заявлять не стали и она принимала участие в чемпионатах города и области.

В сезоне 1951/52 на всесоюзную арену от города Куйбышев была заявлена команда «Спартак», куда и перешёл Лев Жибуртович, чтобы поиграть на более высоком уровне. «Спартак» выступил неудачно и занял 4-е место из 4-х коллективов 3-й зоны РСФСР.

На этом карьера в качестве игрока у Льва Жибуртовича была завершена. Есть, правда, данные, что в сезоне 1953/54 он выступал в Москве за клубную команду «Спартак».

Жибуртович Л. Н. закончив играть, перешёл на тренерскую работу. У него уже был небольшой опыт работы играющим тренером. Так, в сезоне 1946/47 он возглавлял в качестве играющего тренера армейскую команду ОДО, участвующую в первенстве города, сезонах 1947/48 и 1948/49 работал тренером облсовета «Динамо» (Куйбышев).

Самостоятельную работу в качестве тренера команды Лев Жибуртович начал в сезоне 1955/56 в родной команде «Спартак» (Куйбышев). Команда «Спартак» выступала в чемпионате СССР по классу «Б». В этом сезоне «Спартак» (Куйбышев) занял 4-е место из 6-ти команд 2-й зоны.

Затем два сезона 1956/57 и 1957/58 Лев Жибуртович возглавлял команду ОДО (Куйбышев). ОДО играл на первенство РСФСР.

В сезоне 1956/57 – 3-е место из 6-ти команд 3 зоны.

В сезоне 1957/58 – 2-е место из 6-ти команд 2 зоны.

После создания команды СКА (СКВО) (Куйбышев) в 1958/59 гг. Лев Николаевич Жибуртович стал работать вторым тренером у Кулагина Бориса Павловича, который был старшим тренером в СКА.

1959 год. Слева Борис Кулагин и Лев Жибуртович в домашней обстановке.
1959 год. Слева Борис Кулагин и Лев Жибуртович в домашней обстановке.

После двух сезонов работы, в сезоне 1960/61 Жибуртович Л. Н. стал старшим тренером команды СКА (Куйбышев). С ней он выиграл зональные соревнования, звание чемпионов Вооружённых Сил СССР по хоккею с шайбой. Провёл в качестве старшего тренера (по сегодняшним понятиям — главного) — 19 игр. На финал первенства РСФСР вновь из Москвы был прислан Кулагин Борис Павлович. Финал также СКА выиграл и вышел в «высшую» лигу СССР, I-ю группу класса «А».

Лев Жибуртович - 1961 год.
Лев Жибуртович — 1961 год.

Для усиления команды СКА (Куйбышев), которая вышла в I-ю группу класса «А» (Высший эшелон советского хоккея) перед её первым сезоном 1961/62 в элите, был прислан из ЦСКА Виноградов Александр Николаевич. Это удивительно. Ведь годом раньше команда ЦСКА под руководством А. Н. Виноградова выиграла чемпионское звание 1960/61 и завоевала Кубок СССР, сделав тем самым «золотой дубль».

Александр Виноградов
Александр Виноградов

В сезонах 1961/62 и 1962/63 вторым тренером у Виноградова А. Н. был Жибуртович Л. Н. Команда СКА в сезоне 1962/63 заняла пока самое высокое место в отечественном хоккее — 14-е место из 20-ти команд I-й группы класса «А». РЕКОРД НА ДОЛГИЕ ВРЕМЕНА!!!

Но из-за реформ в отечественном хоккее, команда СКА была вынуждена покинуть «высшую» лигу не по спортивным результатам. По регламенту соревнований из «высшей» лиги должна была вылетать только одна команда. Но руководство советским хоккеем решило сократить «высшую» лигу до 10 команд, а второй эшелон составили 11 команд, куда и вошла команда ПриВО СКА (Куйбышев).

Сезон 1963/64. Старший тренер Виноградов А. Н. убыл в Москву. На его место назначили известного хоккеиста и тренера, заслуженного мастера спорта, чемпиона мира 1954 года, Комарова Александра Георгиевича. Вторым тренером у него оставался Лев Жибуртович.

Александр Георгиевич Комаров.
Александр Георгиевич Комаров.

Команда СКА звёзд с неба не хватала, в «высшую» лигу ей вернуться не удалось. СКА занял за два сезона 1963/64 и 1964/65 соответственно 7-е и 5-е места из 11-ти команд второй группы.

Сезон 1965/66 СКА начинал под руководством Комарова А. Г., но с ноября 1965 года команду возглавил до конца сезона в качестве старшего тренера Жибуртович Л. Н. Под его руководством СКА провёл оставшиеся 40 игр и занял 9-е место из 13-ти команд.

В сезоне 1966/67 вновь были организационные изменения в структуре чемпионата СССР, в результате которых СКА (Куйбышев) был переведён в 3-ю группу класса «А», ниже был только класс «Б». В команду на должность старшего тренера вновь вернулся Комаров А. Г. Жибуртович Л. Н. остался у него вторым тренером. Команда выступила очень неудачно. Заняла последнее 12-е место из 12-ти команд и должна была покинуть класс «А». Но спасло от вылета — сданный в эксплуатацию в ноябре 1966 года новый Дворец спорта с искусственным льдом. Команду СКА оставили в 3-й группе класса «А», расширив её до 16 команд.

Ноябрь 1966 года. Новый Дворец спорта в г. Куйбышеве только что сдали в эксплуатацию.
Ноябрь 1966 года. Новый Дворец спорта в г. Куйбышеве только что сдали в эксплуатацию.

Новый сезон 1967/68 Лев Жибуртович вновь начинал как старший тренер команды. Но тренеры в этом сезоне стали меняться как перчатки. Лев Жибуртович провёл 13 игр, затем обязанности старшего тренера, играющего, исполнял капитан команды Евгений Никулин. Ему на смену в феврале 1968 года прислали из Москвы известного в прошлом хоккеиста ЦСКА Александра Альметова.

Александр Альметов
Александр Альметов

В общем, команда выступила несколько лучше, чем в прошлом сезоне и заняла 11-е место из 16-ти команд третьей группы класса «А».

Значок СКА (Куйбышев).
Значок СКА (Куйбышев).
Знак чемпион Вооружённых Сил.
Знак чемпион Вооружённых Сил.

Лев Николаевич Жибуртович проработал в команде СКА (Куйбышев) девять сезонов. Провёл в качестве старшего (по-нашему главного) тренера 72 игры.

Добился вместе с командой звания чемпиона РСФСР 1961 года, звания чемпиона Вооружённых Сил СССР 1961 года, самого высокого места за всю историю куйбышевских (самарских) команд в отечественной иерархии клубов — 14-е место в 1963 году.

Самое интересное, что во время работы вторым тренером в команде СКА (Куйбышев), Лев Жибуртович совмещал работу тренером и судейство в высшем дивизионе.
Правда, в сезоне 1961/62 Лев Жибуртович ушёл из команды СКА и провёл его в качестве хоккейного арбитра. Причина была банальна — заработную плату в СКА уменьшили. Хорошо ещё, что у Льва была республиканская категория по судейству, которую он получил ещё в 1950-х годах. Тогда он закончил высшую школу тренеров, тренировал созданную команду ОДО (Куйбышев) и одновременно судил городские соревнования и матчи на первенство РСФСР.
По итогам сезона 1961/62 Лев Жибуртович был включён в десятку лучших арбитров страны! Будучи арбитром класса «А» (высшая лига), Жибуртович также работал на домашних матчах родного СКА судьёй при оштрафованных и судьёй за воротами. Кроме того, успел отсудить несколько международных игр.
В сезоне 1962/63 Лев Жибуртович вернулся в команду СКА (Куйбышев) вторым тренером. Руководство армейского клуба изыскало возможность восстановить достойную оплату труда. Но судейство Лев не бросал. Каким-то образом умудрялся совмещать работу тренером и судейство в высшем дивизионе. Сейчас это, по-видимому, невозможно.
Более того, 31 августа 1963 года Льву Жибуртовичу была присвоена всесоюзная категория по судейству — первому из куйбышевских/самарских арбитров.

Скончался Лев Николаевич Жибуртович в декабре 2005 года.

ВОТ ТАКИЕ РАЗНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ СУДЬБЫ У НАШИХ ЗЕМЛЯКОВ — БРАТЬЕВ ЖИБУРТОВИЧЕЙ.

**************************

БАЙКИ ОТ БОБРОВА

Есть данные, что Всеволод Бобров дважды был в Куйбышеве в гостях. Приехал к защитнику сборной СССР Павлу Жибуртовичу, который сам летом 1952 года гостил здесь у своих родителей.

Во второй раз проездом, ненадолго заскочил к игроку первого чемпионского состава Александру Виноградову, который в 1961 году возглавил армейский клуб — куйбышевский СКА. Вместе с ним в Куйбышев приехали вратарь Виктор Зингер и защитник Иван Трегубов. Говорят, Бобров смотрел тренировку, которую проводил его товарищ на хоккейной площадке стадиона «Динамо». Во время занятия произошел забавный случай. Один из молодых хоккеистов стал жаловаться, что он вчера был на дне рождения у товарища и немного перебрал спиртного и попросил его отпустить. Но Виноградов сказал, что тот, наоборот, будет тренироваться еще час после того, как все уйдут. При этом Бобров заявил: «Мы с Виноградовым по литру коньяка выпивали, а на следующий день по три гола каждый забивали».

Крылатая фраза Боброва, которая стала популярной: «Тренируется тот, кто играть не умеет».

И напоследок вместо эпилога. Братья Жибуртовичи должны являться символами куйбышевского/самарского хоккея. Удивительно, что о них вообще мало кто знает из самарцев. А ведь с ними связаны многие вехи в истории всего хоккея России.

На фото: братья Жибуртовичи: Слева — направо: Николай, Юрий, Павел и Лев.